История прокуратуры

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 августа 1944 года была образована Костромская область. Чуть позже началось формирование различных органов управления. В тот же период была сформирована и прокуратура области. Первым документом, открывающим соответствующий фонд архива, является «Протокол № 1 оперативного совещания при прокуроре Костромской области от 1 ноября 1944 года". На нем присутствовали: начальники отдела кадров, отдела общего надзора, по надзору за местами заключения, по надзору за органами милиции, уголовно-судебного отдела, а так же прокуроры районов. В повестке дня первым стоит вопрос: «Ближайшие и важнейшие задачи, стоящие перед прокуратурой Костромской области». По этой проблеме с докладом выступил представитель прокуратуры РСФСР Молокошер. Обсуждались так же вопросы: «О мерах по улучшению работы советских органов и местных парторганизаций по оказанию помощи семьям военнослужащих» и «Об усилении борьбы с расхищением и разбазариванием продовольственных товаров».

Следует отметить, руководители только что организованной прокуратуры области очень критически относились к своей деятельности. Один из первых приказов прокурора области от 6 февраля 1945 года гласит: «Вынужден признать, что прокуратура за четвертый квартал 1944 года, который является первым кварталом для прокуратуры нашей области, с работой не справилась и не была на той высоте положения, к какой ее призывают условия Отечественной войны… Многие прокуроры самоустранились от надзора за выполнением государственного задания -заготовок и вывоза леса, хотя во многих районах не выполнены планы… Райпрокуроры не сумели пресечь и небрежно-преступное отношение к использованию техники…"

Хотя еще шла война, а прокуратура занималась сугубо «гражданской» деятельностью: в марте были, к примеру, заслушаны доклады прокуроров Антроповского и Свердловского (г. Кострома) районов. Коллегия пришла к выводу о запущенности в надзоре за органами милиции. Заслушали доклад прокурора из Шарьи о подготовке к весеннему севу.

После окончания войны, 19 марта 1946 года, прокурор СССР стал именоваться Генеральным прокурором. В одном из первых его приказов усиливалась функция общего надзора: «Всем прокурорам, - говорилось в нем, - организовать работу по общему надзору таким образом, чтобы в центре внимания находились… а) надзор за точным исполнением законов министерствами, обл - (край) исполкомами…, б) надзор за точным исполнением законов, охраняющих права военнослужащих…, в) решительная борьба с администрированием…, г) борьба с хищениями и разбазариванием общественной (социалистической) собственности…, г) надзор за соблюдением…законов и постановлений правительства по вопросам организационно – хозяйственного укрепления колхозов…»

Даже беглый анализ протоколов совещаний и приказов по ним говорит о неукоснительном исполнении установок прокуратуры. Так, в одном из приказов говорится, что прокурор Чухломского района «не организовал постоянной связи с комиссиями, работающими в колхозах по ликвидации нарушений Устава»… В протоколе совещания изложен анализ совершаемых краж по Макарьевскому и Буйскому районам, сообщается о волоките по данной категории дел.

Пришло время обратить внимание на соблюдение техники безопасности. За сорок девятый год, отмечено в одном из приказов, зарегистрировано 629 случаев производственного травматизма, из них 15 со смертельным исходом. Подобная обстановка «…создалась в результате отсутствия ответственности работников ЛПХ и ЛСУ в организации производства техники безопасности; плохого инструктажа рабочих – сводится к отобранию расписки". Облпрокурор потребовал от своих районных коллег: "… о случаях производственного травматизма с тяжелыми и смертельными исходами на лесозаготовках сообщать мне спецдонесениями".

Прокуратуре, как и в наши дни, приходилось заниматься и выплатой зарплаты. Об этом говорит документ от 1 апреля 1950 года: "В управлении промысловой кооперации и "Облкоопинсоюз" по нескольку месяцев задерживается зарплата. Предлагаю проверить, по чьей вине не выплачивается своевременно зарплата. Устранить причины задержки. О результатах сообщить до 25 апреля ".

В это время прокуратура много внимания уделяет деятельности колхозов. Ежегодно на оперативных совещаниях рассматриваются вопросы сезонных работ: весеннего сева, уборки урожая, подготовки ферм к зиме и т.д. Обсуждаются также вопросы, как бы стоящие вне этой проблематики. Так, на одном из оперативных совещаний 1951 года прокурор делает доклад о самовольном захвате земель. Вопрос, как видно, встал остро: крестьяне незаконно заняли в предыдущем году 647,9 гектара, а в рассматриваемом – 832 гектара. Люди старшего поколения хорошо помнят, как по весне ходили комиссии по деревням, вымеряя приусадебные участки. И горе было тому, кто припахал, или чаще всего прикопал лишний метр. Его тут же отрезали. Нарушителя же штрафовали. Прокуратура, судя по документам, часто вставала на защиту председателей колхозов.

Приходится согласиться с некоторыми исследователями, которые считают, что в послевоенное время преступность увеличилась, прежде всего, за счет ужесточения законов. Человека могли лишить свободы за несколько килограммов украденного зерна, либо за самовольный побег с работы. В послевоенные годы село оставалось основным поставщиком рабочей силы на промышленные предприятия. Даже школы получали разнарядки, сколько человек направить в фабрично-заводские училища. Из-за голода ребята бежали домой. Не выдерживали изнурительной работы на ткацких предприятиях девушки. Не всех беглецов, конечно, прятали за решетку. Осуждали же многих, возвращая на прежнее место работы. За ними требовался "догляд". Об этом красноречиво говорит следующее письмо облпрокуратуры: "Горрайпрокуроры ослабили надзор за своевременным приведением в исполнение приговоров в отношении лиц, осужденных к исправительно-трудовым работам на общих основаниях, а также и по месту их работы…"

И еще одна проблема, характерная для того времени, над которой много работала прокуратура. Это розыск алиментщиков. Шла борьба с "торгашескими" элементами. Документов по этим темам сохранилось немало. Однако, по-прежнему в центре внимания оставалась борьба с преступностью. В протоколе "оперативного совещания совместно с управлением внутренних дел", на котором обсуждался вопрос "О контакте в работе органов прокуратуры области и милиции в борьбе с преступностью" (1954 г.) отмечалось: "С февраля увеличилось количество хулиганств, разбойных нападений… В целом преступность увеличилась… Не раскрыто 45 процентов преступлений…" Задача перед прокурорами ставилась жестко.

В начале 60-х годов принимается новое законодательство: уголовный, уголовно-процессуальные кодексы. Значительно повышается роль прокурорского надзора при производстве предварительного следствия и дознания. Все это требовало от сотрудников прокуратуры Костромской области скорейшей перестройки в работе и организации прокурорского надзора в соответствии с реалиями жизни. Обеспечивалось участие прокуроров не менее чем по 55% рассмотренных судами уголовных дел. Около четверти всех процессов проводилось в трудовых коллективах Большая работа велась по линии общего надзора. Систематически проводились проверки исполнения законов, направленных на сохранность социалистической собственности на текстильных предприятиях, в сельском хозяйстве, на борьбу с тунеядством.

На долю Дмитриева Бориса Ивановича, проработавшего на посту прокурора Костромской области 20 лет, пришлись годы развитого социализма, когда у власти фактически стояла коммунистическая партия, перестройка, антиалкогольная кампания, ГКЧП, развал СССР и другие события. И тем, что прокуратура области достойно выполнила поставленные перед ней задачи, сохранила костяк сотрудников, во многом это заслуга Дмитриева.

Последние полтора десятилетия характерны отказом от идеологических установок, присущим деятельности прокуратуры советского периода. Ярко обозначился перелом, при котором «священный принцип социалистической законности» стал уступать правовым принципам и законности правового государства. Последние направлены, прежде всего, на защиту прав человека и интересов общества. Прокурорский надзор в данное время как никогда необходим обществу в целом и личности в отдельности потому, что лишь прокуратура в состоянии быстро и беспрепятственно защитить интересы государства и права отдельных граждан.

Все свои 60 с лишним лет прокуратура Костромской области являлась неотъемлемой частью единой системы прокуратуры.

В разные годы прокуратуру Костромской области возглавляли Ремнев Василий Арсеньевич (1944-1952г.г.), Колесников Владимир Иванович (1952-1955 г.г.), Корсаков Борис Лаврович (1955-1957 г.г.), Сидоркин Иван Михайлович (1957-1961 г.г.), Покров Иван Иванович (1961-1965 г.г.), Адушкин Степан Петрович (1965-1975 г.г.), Бородин Георгий Александрович (1975-1979 г.г.), Дмитриев Борис Иванович (1979-2001г.г.), Кондрат Иван Николаевич (2001-2004 г.г.), Пономарев Юрий Александрович (2004-2007г.г.), Рыжков Юрий Михайлович (с 2007г. по настоящее время).